суббота, 1 февраля 2020 г.

СТИХИ

Сталинграду посвящается
Всем – привет!
Приближается 77-летие со дня победы в Сталинградской битве - дата, очень важная для истории нашей страны. О самой битве есть интересная информация ЗДЕСЬ, а  стихи о Сталинградской битве можно прочитать  здесь, здесь и здесь.
Предлагаю вашему вниманию еще подборку стихов, посвященных Сталинграду.
ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ
В Волгограде у Вечного огня стоит Вечный Почетный караул волгоградских мальчишек
Горит на земле Волгограда
Вечный огонь солдатский —
вечная слава тех,
кем фашизм, покоривший Европу,
был остановлен здесь.
В суровые годы битвы
здесь насмерть стояли люди —
товарищи и ровесники
твоего отца.
Они здесь стояли — насмерть!
И были средь них солдаты —
мальчишки в серых шинелях
со звездами на ушанках —
простые наши мальчишки,
немного старше, чем ты.
К нам приезжают люди—
жители всей планеты —
мужеству их поклониться,
у их могил помолчать.
И пусть эти люди видят:
мы помним и любим погибших.
И пусть эти люди знают:
Вечный огонь Сталинграда
не может померкнуть, пока
живет на земле волгоградской
хотя бы один мальчишка!
Запомни эти мгновенья.
И если ты встретишь в жизни
трудную минуту,
увидишь друга в беде
или — врага на пути,
вспомни, что ты не просто мальчик,
ты — волгоградский мальчишка,
сын солдата,
сын Сталинграда,
капля его Бессмертия,
искра его Огня.
Маргарита Агашина
КИНОХРОНИКА 43-го ГОДА
Кинохроника 43-го года...
В кинозале грохочет, ревет непогода,
заметает окопы на дымной равнине,
и в рядах серебрится отсвеченный иней.
Предрассветная Волга. Обугленный берег.
С пулеметами люди бегут. Переправа...
В этих кадрах пристрастных, мгновенных
только правда, суровая правда!
Кто они — летописцы тех подвигов ратных,
здесь стоявшие насмерть у Волги?
Они подлинно знали, что их кинокадры
документами станут эпохи.
Ощущаю горячее пепла дыханье
в кинозале уютном, безмолвном. ...
Вижу, вдруг опускается зданье
и становится черным сугробом. ...
Вот — вдали: по оврагам заросшим
в рейд уходят ночной пехотинцы. ...
Предо мною в оврагах Россошки
спят солдаты в сугробах, как в гипсе. ...
Бой затих.
Пожилому казаху
командиры вручают медаль «За отвагу».
Лев Кривошеенко 
На Мамаевом кургане 
На Мамаевом кургане тишина,
За Мамаевым курганом тишина,
В том кургане похоронена война,
В мирный берег тихо плещется волна.

Перед этою священной тишиной
Встала женщина с поникшей головой,
Что-то шепчет про себя седая мать,
Все надеется сыночка увидать.

Заросли степной травой глухие рвы,
Кто погиб, тот не поднимет головы,
Не придет, не скажет: «Мама! Я живой!
Не печалься, дорогая, я с тобой!»

Вот уж вечер волгоградский настает,
А старушка не уходит, сына ждет,
В мирный берег тихо плещется волна,
Разговаривает с матерью она.
Виктор Боков
ЗЕМЛЯ СТАЛИНГРАДА
Чтоб родиться мог Димитровград,
Чтоб вода — не кровь — текла в Марице,
Чтоб в поход веселый шел отряд,
Чтоб алели галстуки ребят
И огонь костра играл па лицах,—
Тишина такая облегла
Высоту высот — курган Мамаев.
...Одевает холм ночная мгла.
Как давно я тут стою — не знаю.
В землю эту вглядываюсь вновь.
Есть над чем задуматься, помешкать:
Краснозем — героев павших кровь
С рубленым железом вперемешку.
Я беру на память горсть земли,
Чтобы рассказать димитровградцам,
Как солдаты родины могли,
Насмерть встав, за эту горсть держаться.
Потому дано нам счастье жить,
Строить дом, ровнять дорожки сада,
Что землей умели дорожить
Русские в окопах Сталинграда.
Лиляна Стефанова
Перевод с болгарского Ю. Гордиенко
Есть курганы —
повыше заснеженных пиков:
есть Малахов курган,
есть Мамаев курган...
Их пытали враги,
рваной сталью истыкав,
но стояли они,
багровея от ран.
И не только стояли,
а были, как прежде,
потому что сквозь дым
и удушливый чад
Севастополь глядел
на Малахов с надеждой,
на Мамаев с надеждой
глядел Сталинград.
Вся держава глядела
на эти высотки,
отмечал их Верховный
на карте своей,
и входили они

в легендарные сводки
исторических лет,
исторических дней.
Уходили бойцы,
но курганы Отчизны
не могли уходить
ни вперед, ни назад.
Становились
опорными точками жизни
за курганом курган —
мавзолеи солдат.
И теперь пешеходы
волна за волною
от подножий к вершинам
идут и идут.
А курганы стоят.
Но сдаются без боя.
И людские сердца
в плен берут и берут...
Валентин Леднев
ПУЛЯ
Ивану Падерину
Она вонзилась в Сталинград...
А отыскалась в Волгограде —
на том кургане, где лежат
в посмертном воинском параде
защитники живых...
Зачем мне этот груз военной яви?

Окатыш пули глух и нем,
коричнев и шершав от ржави.
Но так же хищно острие
и так же в тело впиться радо.
И пули свист и лёт ее
дофантазировать не надо.
Всех пуль считать — не сосчитать,
всех павших славить — не прославить.

Спешу спиною к Волге встать,
себя на месте тех представить,
чтобы война, что не смогла
землею стать,— куском металла до
самой смерти руку жгла
и в памяти доистлевала.
1982
Анатолий Преловский
МАМАЕВ КУРГАН
Сотни лет расходиться широким кругам
по огромной воде молчаливой реки...
Выше всех Эверестов — Мамаев курган!
Зря об этом в учебниках нет ни строки.
Зря не сказано в них, что теплеет Земля
и светлеет Земля оттого, что на ней,
о курганах Мамаевых помнить веля, загораются
тысячи Вечных огней...
Мне сюда возвращаться к добру и к беде.
Мне сюда приходить, приползать, прилетать.
И, схватившись за сердце на той высоте,
Задыхаясь, разреженный воздух глотать.
Мне сюда возвращаться. Из мелких потерь.

Из ухоженных стран. Из горячечных снов.
Натыкаться на долгие стоны людей и кольчуги
позванивающих орденов...
Зря не сказано в книгах, Мамаев курган,
что металла в твоем оглушенном нутре
больше, чем в знаменитой Магнитной горе!

Что хватило его и друзьям, и врагам.
Вместо капель росы, как слепое жнивье,
проступает железо, кроваво сочась...
И поэтому самая главная часть в притяженье земли —
притяженье твое!..
Ты цветами пророс. Ты слезами пророс.
Ты стоишь, поминальные муки терпя.
Синеватые молнии медленных гроз,
будто в колокол памяти, бьются в тебя!
И тогда поднимаются птицы с земли,
И колышется нервно степная трава.
Оживают затертые напрочь слова.
И по плитам устало стучат костыли.
Роберт Рождественский
НИ ВЫСТРЕЛА БОЛЬШЕ, СОЛДАТЫ!
Обмануты, преданы, смяты,
В «котле» вы сидите сейчас.
Так есть ли спасенье, солдаты?
Спасенье зависит от вас!
Для родины вашей, поверьте,
Еще вы обязаны жить.

Чем гибнуть бессмысленной смертью,
Достойней оружье сложить!
Обманом, бессовестным бредом
Вас Гитлер опутать сумел.
Но всем его дутым «победам»
Отныне положен предел.

Смотрите! Уже не пробиться!
Сомкнулась железная цепь.
И вашею кровью дымиться
Начнет сталинградская степь.

Вас гложет жестокое горе,
Вы мечетесь в сумрачной мгле.
Не так ли Германия вскоре
Окажется в страшном «котле»?

Но Гитлер падет... Возгорятся
Мильоны огней золотых.
Для лучших времен пригодятся
Отечеству руки живых!
1942
Эрих Вайнерт
Перевод с немецкого Л. Гинзбурга
УТРО ПОБЕДЫ
Дивизии вступали в Сталинград.
Глубоким снегом город был завален.
Пустыней веяло от каменных громад,
От пепелищ и каменных развалин.
Заря была похожа на стрелу —
Она пробила тучи над буграми.
Взметали взрывы щебень и золу,
И эхо отвечало им громами. —
Вперед, гвардейцы! — Здравствуй,
Сталинград! И волжский ветер обжигает губы.
Бои на Тракторном, у «Баррикад»,
Как частокол, над пустырями трубы.
Висят ракет белесые шары,
Пронзает воздух частый дождь свинцовый,
Огонь «катюш» с высокой Дар-Горы,
На Волге лед искрится, весь пунцовый.
Гудят ветра, камней взметая прах,
И в небесах — огней зенитных звезды.
Гвардейцы катят пушки на руках,
В развалинах штурмуют вражьи гнезда.
Я в блиндаже. Здесь был фашистский штаб.
Разлитый шнапс — недавний след попойки.
Фельдфебель мертвый, как зеленый краб,
Застыл с гранатой у железной койки.
За площадь бои. Вблизи — костяк ДК,
Какие-то разбитые фигуры
И черные от копоти бока
Гранитных львов.
Машины. Пушки. Фуры...
Уходит в норы, отступает враг
На рубежи последнего оплота.
И вот уже в кольце универмаг —
Готовит штурм советская пехота...
И наступила тишина.
В дыму, бросая в снег скорее автоматы,
Выходят из руин по одному
И группами фашистские солдаты.
Заученно кричат они: «Капут!»
И кверху руки поднимают разом,
И длинной вереницею бредут,
Проходят мимо неуклюжим шагом.
А ветер улюлюкает, свистит
И шелестит лохмотьями мундиров,
И с ветром вверх тормашками летит
Бредовый миф о покоренье мира...
Кончалась ночь...
Пора уже, пора!
Куранты бьют сквозь мрак и холод лютый.
Мы у костра под громкое «ура»
Рассвет встречаем фронтовым салютом.
2 февраля 1943
Виктор Кондратенко 
ВРАГА УНИЧТОЖИМ, ВРАГА ПОБЕДИМ!
Бойцы-черноморцы, друзья боевые,
Сражайтесь с врагами, как львы молодые,
Разите без промаха подлого гада
В предгорьях Кавказа, у стен Сталинграда!
Чтоб немцы домой не вернулись живыми,
Чтоб крепко в боях мы расправились с ними.
Дела повторяйте Москвы, Ленинграда
В предгорьях Кавказа, у стен Сталинграда!
Вы славой себя под Одессой покрыли,
О вас в Севастополе песни сложили.
Так стань же скалою, морская громада,
В предгорьях Кавказа, у стен Сталинграда!
По немцам удары недаром мы множим,
Мы их разобьем, мы их уничтожим.
Бойцы-черноморцы скалою стоят
За горный Кавказ, за родной Сталинград!
Григорий Трубилов
Газета Черноморского флота
«Красный черноморец» 25 ноября 1942
СТАЛИНГРАД, СТАЛИНГРАД
Исполинский народ говорил тут с врагами,
Рвался тот исступленно, бушевал динамит.
Сталинградское солнце встает над полками,
Сталинградская буря нещадно громит.
Сталинград, Сталинград! Вековая громада,
Неизбывная гордость народа всего,
Нам нельзя и на час оставлять Сталинграда,
И па миг невозможно оставить его.
Нам нельзя отойти по любви и по долгу,
Ведь за нами, солдаты, не просто вода,
А великая Волга, великая Волга,
Та, что в песнях народа разлилась навсегда!
И мы насмерть здесь встали, на земле сталинградской,
И в могилы глядеть надо немцам уже...
Снова мы поклялись нашей клятвой солдатской
На последнем, на грозном таком рубеже!
Александр Прокофьев

ОГОНЬ И СТАЛЬ
Священные руины Сталинграда,
Кто вам родня?
Мы шире Волги сделали преграду
Из стали и огня;
Из ярости, которая взлетала
Быстрей орлиных стай,
Из ненависти, что сильней металла,
Что пепелила сталь;
Из братства да из дружбы нашей кровной —
Их забывать не след,—
Да из любви к отчизне — столь огромной,
Что ей и меры нет!
Александр Прокофьев
Сталинград 
Когда говорят на земле: «Сталинград!»,
То это звучит, как: «Ни шагу назад!»
Когда говорят про Мамаев курган,
То это свинцовый в лицо ураган.
Никто не вставал к урагану спиной,
У Волги вставали живою стеной.

Здесь в каждый метр снаряд был вбит
(Здесь мой отец в бою убит!),
И роспись стен из строчек пуль.
Дома здесь рушились на нуль,
Но не был сломлен, смят и взят
Фашистским зверем Сталинград!

«Земли для вас за Волгой нет» -
Звучал врагу в лицо ответ.
Он скрежетал в металле так, 
Как в горле яростных атак
В предсмертном возгласе солдат,
Собой закрывших Сталинград.

Гранитом плит курган покрыт,
И списки тех, кто здесь убит,
Но эти списки не молчат,
Они кричат, кричат, кричат:
«Нас бы в живых поставить ряд!»
Не забывайте, люди, Сталинград!
Ода солдату
Солдату я слагаю оду.
Был ратный путь его тяжёл.
Он всё прошёл: огонь и воду,
И трубы медные прошёл.
Шагал по вражескому следу
До завершающего дня.
И прочно выковал Победу
Из грома, стали и огня.
И полная творящей силы,
Вся в блеске  солнца, не в дыму,
Стоит спасённая Россия,
Как вечный памятник ему.
Александр Плотников
Второе февраля
В свой срок –
не поздно и не рано –
придёт зима,
замрёт земля.
И ты
к Мамаеву кургану
придёшь
второго февраля.
И там,
у той заиндевелой,
у той священной высоты,
ты на крыло
метели белой
положишь красные цветы.
И словно в первый раз
заметишь,
каким он был,
их ратный путь!
Февраль, февраль,
солдатский месяц –
пурга в лицо,
снега по грудь.
Сто зим пройдёт.
И сто метелиц.
А мы пред ними
всё в долгу.
Февраль, февраль.
Солдатский месяц.
Горят
гвоздики
на снегу.
Маргарита  Агашина
Братские могилы  
(по мотивам стихотворения В.С. Высоцкого)
На братских могилах великой войны 
Растут лишь цветы полевые,
В объятиях безмолвия, немой тишины,
Там сосны стоят вековые.

И нет ни надгробий, ни мраморных плит,
Ни званий, имён и фамилий,
А сколько бойцов убиенных лежит,
Не скажет Господь нам всесильный.

Дожди заливают и падает снег
Доносятся грома раскаты,
И редко встречается здесь человек,
Покоятся — с миром — солдаты.

Им в звёздные ночи поют соловьи,
В полях васильковых не тесно,
Их души парят — существуют они! - 
Под грифом в строке - «неизвестный».

Могилку не знают - жена не придёт,
И взрослыми стали их дети,
А мама-старушка в платочек всплакнёт, 
Умрёт, но сыночка не встретит.

Они не вернутся домой никогда…
В поклоне склонились берёзы,
Военной поры отступила беда
И росами выпали слёзы.

Пусть павшие спят под холмом над рекой,
Поставьте им крест, а не камень,
Последний приют обретя и покой.
Храните их светлую память...
Интересные ссылки

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Мирослава! Большое спасибо за подборку стихов и полезных ссылок! Обязательно поделюсь с коллегами!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Наталия Викторовна, здравствуйте!
      Спасибо за отзыв и "расповсюживание" информации. Рада, что информация пригодилась.
      Всего Вам самого доброго и позитивного!

      Удалить